Как долго мы можем прожить?

Питание

По утверждению ученых, дело не в том, чтобы увеличить продолжительность жизни, а в том, чтобы продлить здоровую жизнь.

Пожилой возраст — один из главных факторов риска возникновения множества серьезных заболеваний.
Болезни сердца, рак, инсульт, неврологические заболевания, диабет — риск появления всех этих вещей возрастает при старении организма.
И чем старше человек, тем выше вероятность появления нескольких хронических заболеваний.
Некоторые ученые надеются, что мы сможем лечить все эти болезни одновременно. Но главная их цель — остановить само старение.

Да, люди не созданы, чтобы жить вечно.

И на данный момент, старейшим человеком, о котором была сделана запись, является Жанна Калмент (Jeanne Calment), француженка, умершая в 1997 году в возрасте 122 лет.

В 2040 году, средняя продолжительность жизни граждан Испании, а по прогнозам, они обгонят нынешнего рекордсмена по долголетию — Японию, достигнет около 86 лет.

Однако существуют серьезные и неоднозначные споры о том, сколько человек может прожить при благоприятных условиях.
В 2016 году, группа ученых заявила, что верхний предел составляет 115 лет. Но совсем недавно, группа исследователей, изучающих уровень смертности среди пожилых итальянцев, предположили, что никаких пределов и ограничений не может быть вообще.

В исследованиях с животными, за последние несколько десятилетий ученые начали понимать специфические клеточные и молекулярные процессы, ведущие к старению.

В эссе, опубликованном в журнале JAMA, Тамара Чкония (Tamara Tchkonia) и доктор Джеймс Л. Киркланд (James L. Kirkland) из клиники Майо (Mayo clinic), разделили эти процессы на четыре обширные группы:
1. Хронические воспаления
2. Клеточная дисфункция
3. Изменения в стволовых клетках (которые делают их неспособными регенерировать ткани)
4. Клеточное старение (накопление в ткани стареющих клеток, сопровождающее заболевания)
Исследователи обнаружили, что старые клетки секретируют белки, липиды и другие вещества, которые усиливают воспаление и разрушение тканей.
В одном исследовании на мышах, было выявлено, что пересадка этих клеток в коленные суставы здоровых животных, вызывает заболевание, очень похожее на остеоартрит человека.

У здоровых молодых людей таких клеток очень мало, но после 60 лет, они начинают накалпиваться, и их возрастающее количество коррелирует с нарушениями здоровья.

Существует ли какой-нибудь препарат, средство, которое удаляет старые и оставляет только молодые клетки?
Да, и в данный момент некоторые проходят испытания.
В одном исследовании на мышах, была выявлена восприимчивость старых клеток на комбинацию двух препаратов: дасатиниба (dasatinib), лекарства от рака и кверцетина (quercetin), растительного флавоноида.
У старых мышей они улучшили работу сердца, выносливость при выполнении упражнений, замедлили симптомы остеопороза и в целом продлили здоровую активную старость.

Некоторые лекарства, уже одобренные для других целей, проходят тестирование как “сенолитики”, так теперь называются лекарства, убивающие старые клетки.

Доктор Нир Барзилай (Nir Barzilai), профессор медицины в Медицинской школе медицины Альберта Эйнштейна (Albert Einstein School of Medicine), планирует исследование метформина, лекарственного средства, которое использовалось в течение 60 лет для лечения диабета и было доказано, что оно эффективно против некоторых возрастных заболеваний.

Если лекарства могут “лечить” старение, является ли старение болезнью?
Доктор Барзилай говорит — нет.
“Ни я, ни Управление по контролю за продуктами и лекарствами (Food and Drug Administration), не заинтересованы в том, чтобы называть старость болезнью. Наше исследование должно показать, что мы можем предотвратить совокупность связанных с возрастом заболеваний — сердечно-сосудистых, онкологических, когнитивных — и в конечном счете повлиять на смертность.”

Другой препарат-кандидат включает кофермент, называемый никотиномид-адениндинуклеотид, или Н.А.Д.. Он функционирует в клеточном (тканевом) дыхании, перемещая электроны в митохондрии, где производится энергия.
С возрастом, уровень Н.А.Д. снижается до такой степени, что его невозможно обнаружить в крови.
Дэвид А. Синклер (David A. Sinclair), профессор генетики Гарварде, работает над методами увеличения этого уровня.
В исследованиях на дрожжах, червях, мухах и мышах, “Это увеличение быстро меняет некоторые аспекты старения”, сказал профессор. “И сейчас идут испытания на людях”.

(Н.А.Д. уже продается, но такие ученые как доктор Барзилай, говорят, что это плохая идея — принимать нутрицевтики (биологически активные добавки —прим. редакт.) для продления жизни — или даже признанных лекарств, таких как метформин, — пока не появятся клинические данные).

Один, довольно широко публикующийся исследователь в этой области, доктор С. Джей Ольшанский (S. Jay Olshansky), профессор эпидемиологии в Университете Иллинойса в Чикаго (University of Illinois at Chicago), сказал, что существует предел того, до какого возраста мы может прожить — около 85 лет.
“Части тела, включая мозг, не предназначены для длительного пользования” — говорит доктор. “Мы видим последствия расширения границ жизни: рост болезни Альцгеймера, деменции, проблемы с суставами и бедрами, потеря мышечной массы”.
“Это не следствие неудачи, а успеха”, добавил он.
Доктор Ольшанский выступает за продление здоровой, активной жизни, а не просто продление жизни как таковой.
Нам всем суждено умереть. Ни один серьезный ученый не верит в бессмертие.
Но мы все ближе к обеспечению здоровой старости, чем когда-либо.

“В клинических испытаниях или их планировании, участвуют десятки компаний, занимающихся различными причинами старения”, — говорит доктор Синклер.
“Я настроен оптимистично, и уверен, что в ближайшие годы нас ждут большие успехи в этой области!”

(оригинал статьи: https://www.nytimes.com/2018/11/19/health/human-life-span.html )